Премия Рунета-2020
Кострома
-2°
Boom metrics
Политика3 ноября 2022 6:00

Отец Александр: «Мамам, сестрам и женам намного тяжелее, чем бойцам на передовой»

Костромской священник рассказал корреспонденту «КП Кострома», как прошла его командировка в зону СВО
Фото с личной ВК страницы Александра Кузнецова

Фото с личной ВК страницы Александра Кузнецова

С отцом Александром, настоятелем храма в селе Исаковское Костромской области, мы встретились буквально через несколько дней после его приезда из зоны СВО. Наша встреча прошла в храме. В этот вечер батюшка проводил здесь занятие вечерней школы, после которого была соборная молитва - читали канон Пресвятой Богородице с молитвой о Святой Руси в помощь нашим воинам. Поговорить и узнать, как чувствует себя отец Александр после командировки, пришли десятки жителей деревни и близ лежащих сел. Видно, что батюшку на родной земле ждали и ждали с нетерпением.

Батюшку на родной земле ждали и ждали с нетерпением

Батюшку на родной земле ждали и ждали с нетерпением

Без поддержки и победы не будет

- Отец Александр, расскажите почему вы решили поехать на фронт?

- Без Божьей помощи у нас ничего не получится. Как бы не были подготовлены люди физически, тактически, какими бы они сильными не были - без Божьей помощи победить невозможно. Мне десантники очень близки. Ведь когда-то я и сам служил по призыву в воздушно-десантных войсках. Теперь, служа в церкви, являюсь внештатным священником нашего костромского полка, а также окормляю костромскую Росгвардию. Нашим воинам, находящимся всегда на острие, сейчас очень нужна духовная поддержка.

- Это ведь ваша первая командировка. Сколько она продлилась и где вы побывали?

- Готовиться к поездке начал еще весной. Получил согласование от военного командования, затем обратился в епархиальный отдел по взаимодействию с вооруженными силами, и наконец получил благословение от Владыки. Меня отпустили, но с условием, что еду всего на месяц. Так, в конце сентября отправился на участок СВО, который контролируют костромские десантники. За время командировки в результате перемещения и остановок в различных населённых пунктах смог пообщаться с местными жителями. Что на самом деле очень важно: мне встречались люди с разными жизненными, политическими и даже духовными позициями.

Встреча прихожан с Отцом Александром после командировки

Встреча прихожан с Отцом Александром после командировки

Нет церкви – нет диалога

- Их нескольких сел, где я жил, храмы украинской православной церкви Московского патриархата остались только в двух. В этих селах жители были открыты, доброжелательны и готовы к диалогу, на сколько может позволить военная ситуация. Там, где православных церквей не осталось, уже стоят так называемые раскольничьи храмы. Жители этих сёл не шли на контакт и зачастую были агрессивны, к нам, ко всему русскому и даже к своим землякам с отличной жизненной позицией.

И тут ясно понимаешь, стоит задача – разделить. Разделить Веру, единый народ, жителей населенных пунктов, а потом и родные семьи.

Исходя из всего увиденного за командировку, утвердился в мысли, что эта страшная война идёт не с братской и заблудившейся Украиной, не с трусливой и извращённой Европой и даже не с помешавшейся на деньгах и предавшей Всевышнего Америкой. Эта война идет с врагом человеческим - сатаной.

- Что-нибудь просили у Бога там?

- Да, донести свой крест до конца. Этой молитве меня научила одна украинская мирная бабушка, там, в одной из прифронтовых деревень. То, что хочет даровать нам Бог, это самое лучшее и нужное, что может быть. А мы просто как неразумные дети, далеко не всегда это понимаем.

- А это правда, что атеистов в окопах не бывает?

- Правда. Но мало верить в Бога, Ему еще нужно доверять и довериться. Чем ближе к переднему краю, тем реже встретишь не доверяющих Богу, потому что без доверия Всевышнему в той ситуации выжить, да еще и выполнять задачу, практически невозможно.

Отец Александр: "Чем ближе к переднему краю, тем реже встретишь не доверяющих Богу"

Отец Александр: "Чем ближе к переднему краю, тем реже встретишь не доверяющих Богу"

- А можно услышать, все-таки чем вам приходилось там заниматься?

- Да практически тем же самым, что и здесь. Крестить, причащать, общаться. Крестилось с моей помощью человек 30, изъявивших желание стать православными. Причащал маленькими группами, так как большими не собираются, опасно. В общей сложности причастилось человек 250 - 300.

- Вы кресты с собой привезли?

- Конечно, и всем, у кого не было, выдавал там. Кстати, кресты были освещены ветераном войны, священником ныне покойным, то есть получилась такая преемственность поколений.

Во время командировки отец Александр причастил около 300 костромских десантников

Во время командировки отец Александр причастил около 300 костромских десантников

- Вам приходилось брать оружие в руки?

- Оружие у меня было с начала и до конца – Крест Господень. На самом деле бывают ситуации, когда у человека на войне из оружия крест и молитва - и больше ничего. Был случай, мы переправлялись на импровизированном пароме через Днепр (а река в этом месте несколько километров), перед нами были прилёты ракет, а на нашей платформе было 4 набитых людьми КАМАЗа. Все понимали: ни автомат, ни пулемет, даже никакая ракета не поможет, такое скопление людей, мягко говоря, опасно. В результате всю переправу через Днепр стоял на коленях с крестом в руках лицом к Господу и читал 50 Псалом, все вокруг соответственно тоже молились, пока мы переправлялись.

Отец Александр: "Оружие у меня было с начала и до конца – Крест Господень"

Отец Александр: "Оружие у меня было с начала и до конца – Крест Господень"

- А как там живут десантники, сытые, обутые?

- (смеется) Конечно, не голодают. Я вот даже поправился на гречке и тушенке. Бывают, конечно, случаи, что чего-то не хватает. Со спальниками была временная нехватка, но прошло несколько дней, этими спальниками всех завалили так, что их девать не куда было. Наверное, есть свои причины, почему иногда задерживаются посылки. Но одно могу сказать, что гуманитарки много.

Я думаю, что сейчас женщинам, сестрам, мамам и женам намного тяжелее, чем бойцам на передовой. Потому что военные как минимум знают, что происходит с ними, а близкие тут волнуются, переживают в неведении.

- Чем, по-вашему, должна закончиться эта спецоперация?

- Это все в наших руках. Она может закончиться как угодно. Господь нас создал свободными, и мы сами выбираем дорогу, которой идем. Нам главное не заблудиться без Бога. Я очень надеюсь, что мы, наконец-то, повернемся лицом ко Христу, повернёмся не на словах, а на деле. И тогда все закончится благополучно для нас.

- Еще планируете отправиться к ребятам?

- Желание есть, необходимость крайняя есть, но это все зависит не только от меня. В начале ноября туда улетает другой священник из Костромской епархии, так что у наших бойцов будет поддержка.